Вторник, 24 ноября 2020   Подписка на обновления  Написать письмо
Хотят ли женщины в гарем? Фильм одесской киностудии «Крепость Хаджибей» вышел в прокат
11:41, 24 октября 2020

Хотят ли женщины в гарем? Фильм одесской киностудии «Крепость Хаджибей» вышел в прокат


Вышел в прокат полнометражный историко-приключенческий истерн одесской киностудии «Крепость Хаджибей», созданный совместно с турецкими и грузинскими партнерами. И вот что я вам скажу: надо было на этот сюжет снимать сериал, ибо многое остается непонятным.

Сценарий писали совместно режиссер Константин Коновалов и Евгений Тимошенко. Как учит нас великий Альфред Хичкок, для хорошего фильма нужен соответствующий сценарий, сценарий и еще раз сценарий. Того сценария, который имеется у «Крепости Хаджибей», катастрофически мало.

Вот в том эпизоде, где дочка Ахмет-паши Фатима (Дерен Талу) рассказывает Андрею (Александр Соколов), что ее мать была из Полтавы и научила говорить по-украински (плохо учила, акцент такой, что зритель «заледве розуміє»), необходим флешбэк, показывающий, как полтавскую красавицу волокут на невольничий рынок (предварительно перерезав ее родных и полтавского жениха), оттуда в гарем к паше, затем подходит ее очередь исполнить супружеский долг, рождается ребенок… Кстати, что там с мамой? «Была из Полтавы» — значит, усахарил женушку Ахмет-паша, нет ее в живых в настоящем времени. Так покажите полтавчанку на смертном одре и плачущую Фатиму, повторяющую: «Мамо, мамо, а ти ж менi казала…». Или конец украинской мамы был столь ужасен, что лучше не развивать эту тему?

Непонятная возня генерала Пантелея Морозова (Александр Половец) и самого Ахмет-паши (Юрдаэр Окур), в результате которой генерал оказывается без уха и с затаенной злобой, нуждается в крупных планах и рапиде. Эпизод пролетает, как свист сабли, а суть конфликта остается непроясненной: что за поединок у них, о чем спор, почему проигравшему должны отрезать ухо, наконец, кто и как это ухо отрезает? И как вас бог не в пору вместе свел, спросил бы еще классик, или это нормальная практика того времени (напомним, действие фильма происходит в XVIII веке), совместное времяпрепровождение военачальников недружественных империй с последующим отрезанием ушей? Да и как-то нелогично: паша отрезал ухо – вроде так и надо, генерал хочет отрезать ухо паше на глазах Фатимы – вроде палач и сатрап.

Российские солдаты вообще смотрятся на экране этакими недотепами, и парики у них набекрень, да еще Фатиму хотели изнасиловать, охальники (ничего у них не получилось, не волнуйтесь). Ничего не хочу сказать плохого про задунайских казаков, которые выступили союзниками османов, жизнь их побросала по-своему, но основная масса запорожцев считала их отщепенцами и предателями веры христианской и славянского братства. А запорожцам я как-то больше верю, чем политкорректным авторам сценария. Нет, убедите меня, покажите, что привело казака Андрея к такому решению, довело до жизни такой, может, я сама обрыдаюсь и оправдаю его, но пока этот смазливый парубок симпатии не вызывает.

Для героев фильма высшая инстанция — Стамбул, всех рассудит султан. Слушайте, нам султанов только не хватало! Сейчас мода пошла по украинским каналам турецкие сериалы пускать (надо сказать, что «Крепости Хаджибей» достались костюмы, ранее использовавшиеся в сериале «Великолепный век»). Жуть: все кричат, все сердитые, лица перекошенные от злобы, какая-то бедная девица вечно ревмя ревет, смотреть невозможно. Жестокая нация. Вот такими были бы украинские сериалы, пойди история по турецкому сценарию двести лет назад, и не милые «Вуйки» нас веселили бы с экранов, а какие-нибудь «Янычары» запугивали, это если бы от нас еще что-то осталось за двести-то лет. Как пить дать, мужиков бы перерезали по одному, а баб в гаремах заморили противные евнухи ядовитыми шербетами. Кстати о гаремах. Хоронила одна знакомая мужа, ни разу не турка, а на похоронах нарисовалась предыдущая жена, с которой он, оказывается, умудрился не развестись. И у каждой штамп в паспорте. Ну, хоть «старшая» жена похороны оплатила. Вот то ли еще было бы, если бы многоженство в привычку вошло у наших людей? Но мы отвлеклись, а план сериала еще не завершен.

Все дороги последней турецкой крепости Хаджибей ведут в корчму. Хозяин корчмы такой вес имеет в обществе, что именно ему все прибывающие путешественники показывают и предъявляют самое ценное. Но и у корчмаря есть некая ценность – красавица дочка. Хорошенькой украиночкой живо интересуется грузинский путешественник Иорам (требую флешбэка с грузинской женой и детьми сего странника, а то все они у нас сказываются холостыми). Иорам показывает корчмарю горшок с «уникальной виноградной лозой», этакий «пыптик» с листочком наверху, а еще у него «старинный кубок, некогда принадлежавший знаменитому д’Артаньяну…». Тут тоже нужен флешбэк: откуда вообще берется этот кубок, как попадает к Богдану Хмельницкому, почему гетман передает его атаману-характернику Серко, почему тот расстается с таким дорогим подарком по доброй воле? Кто такой вообще герой народного артиста Анатолия Дриженко, вручающий кубок Иораму? С алмазными подвесками все было куда понятней.

Пройдоха Иорам (Ираклий Маруашвили) умудряется на пути в Хаджибей обыграть всю команду корабля в кости. Целая гамма чувств, переданная снявшимся в эпизоде игры Денисом Фалютой – это высший пилотаж, вот все бы так «по Станиславскому» в кадре работали, не было бы вопросов.

«Отлично» за актерское мастерство ставим Денису Фалюте, Белгород-Днестровской крепости, притворившейся Хаджибеем, лошадям и наездникам. А если когда-нибудь из «Крепости Хаджибей» все-таки сделают сериал, настоятельно прошу заменить исполнителей главных героев, из серии в серию можно смотреть не на такие лица, приключенческий жанр все-таки должен манить исключительными персонажами, завораживающими одним своим видом. И в финале зритель будет радоваться за таких героев, как за родных, и национальность «роли не сыграет».

Источник